Магазин чая и кофе в Москве

Чай как лекарство, как пища и как напиток

Чай как лекарство, как пища и как напиток

Чай как лекарство, как пища и как напиток

Поскольку в те времена было плохо развито транспортное сообщение, а Юго-Запад от Центральной равнины отделяли тысячи километров, чай оттуда поставляли не свежий, а высушенный. Как же его употребляли тогда – как лекарство, продукт или напиток? В книге не содержится никаких сведений об этом. Однако в трактате эпохи Чуньцю (722–481 до н. э.) «Вёсны и Осени господина Яня» говорится, что на пирах Янь Ина, сановника царства Ци, часто подавали некое «чайное блюдо». Можно сделать вывод, что
в период Западной Чжоу чай употребляли в пищу и именно в этом качестве он попал на территории Центральной равнины. Кроме того, в «Каноне Шэнь-нуна о пище» встречается выражение «принимать чай», а не «пить чай». Это означает, что на рубеже эпохи Цинь люди уже знали о бодрящем эффекте чая и его целебных свойствах. Следовательно, по крайней мере до эпохи Цинь чай еще не был напитком, он служил
лекарственным средством и употреблялся в пищу, и распространялся именно в этом качестве. Такое мнение вполне обосновано: согласно традиционной китайской медицине, лечить болезни следует именно травами, а целебными свойствами обладают вообще все пищевые продукты.
К началу эпохи Хань в употреблении чая произошла настоящая революция. Люди все больше ценили его способность утолять жажду, и постепенно он стал напитком, без которого невозможно было представить повседневную жизнь. Чай не случайно стали ценить как напиток: это произошло благодаря его великолепным целительным свойствам. Как свидетельствуют источники, бодрящий и освежающий эффект чая люди открыли, изучая его способность обезвреживать яды и улучшать пищеварение. Поэтому чай вошел в повеседневную жизнь и как лекарство, и как напиток. Тогда его не заваривали, а варили. Из сочинения Сыма Сянжу «Фаньцзяньпянь» известно, что в начале Западной Хань чай вошел в реестр лекарственных растений. А опираясь на трактат Хуа То «О питании» и книгу «Канон корней и трав Шэнь-нуна», созданные в эпоху Восточной Хань, можно заключить, что люди все яснее осознавали: чай ценен в первую очередь своим тонизирующим эффектом. В эпохи Вэй, Цзинь, Южных и Северных династий исторических материалов о чае становится все больше – это говорит о том, что чаепитие закрепилось в жизни большинства слоев
населения. В этот период, когда чай стал восприниматься всеми именно как напиток, чаепитие обрело связь с китайской философией и стало превращаться в особую культуру. В особых исторических условиях той эпохи чай оказался связан с традиционными китайскими учениями – даосизмом и конфуцианством. Так появились первые ростки чайной культуры.
Во времена Вэй, Цзинь, эпоху Южных и Северных династий в Китае было неспокойно, политическая власть постоянно переходила из рук в руки, люди были бессильны перед социальными переменами. Кроме того, особое влияние приобрела даосская философия, поэтому распространились даосские практики продления жизни при помощи снадобий, которые особенно интересовали людей культуры и аристократию. В начале эпох Вэй и Цзинь для продления жизни принимали снадобья из металлов и
минералов, основным среди которых был «порошок пяти камней». Однако, как свидетельствуют многие источники той эпохи, употребление «порошка пяти камней» имело множество побочных эффектов, а иногда даже приводило к смерти1 , и поэтому люди начали использовать растительные снадобья. Таким образом китайцы выяснили, что чай обладает чудодейственными свойствами – способствует улучшению здоровья и долголетию. Чай стали считать «волшебной пилюлей бессмертия», продлевающей жизнь.
С объективной точки зрения древние китайцы полюбили чай за его благотворное воздействие на организм; для них самих это было погоней за долголетием. Первоначально они стремились только к физическому здоровью, а впоследствии – к гармонии между телом и духом. Таким образом, чайная культура оказалась связанной с даосской идеей духовного и телесного самосовершенствования. Когда чай стали связывать с даосизмом, одновременно его стали соотносить и с конфуцианскими принципами скромности, умеренности и трудолюбия. Эти идеи глубоко вошли в духовную жизнь людей той эпохи, и именно тогда появилось традиционное представление о том, что «чай воспитывает умеренность». Многие предпочитали роскошным пирам чаепитие, чтобы показать, что они живут скромно. Например, Лу На, принимая гостей, угощал их чаем, циский император У использовал чай в жертвоприношениях, а полководец Хуань Вэнь запивал чаем рис. Конечно, чай стал символом скромной жизни не только потому, что его пили представители всех сословий, но и из-за низкой цены. Поэтому ученые мужи, воспитанные в традициях
конфуцианства, стали связывать представление о чае как об обще употребляемом напитке с конфуцианскими принципами умеренности и скромности. Отсюда и пошло высказывание «чай
воспитывает умеренность».
30.08.2020

Возврат к списку