Магазин чая и кофе в Москве

ЧАЙ В РОССИИ: ТРУДНАЯ СУДЬБА ЛЮБИМОГО НАПИТКА

ЧАЙ В РОССИИ: ТРУДНАЯ СУДЬБА ЛЮБИМОГО НАПИТКА

ЧАЙ В РОССИИ: ТРУДНАЯ СУДЬБА ЛЮБИМОГО НАПИТКА

Проник он туда из Монголии и постепенно распространился по стране. В 1567 году в Китае побывали казачьи атаманы Пeтров и Ялышев. Они описали неизвестный в России китайский напиток - чай, который к этому времени был широко распространен в Юго-Восточной Сибири и в Средней Азии. В 1590 году между Россией и Китаем был заключен первый торговый договор, однако чай в этом документе еще не упоминался. Лишь в 1638 году чай появился при царском дворе под названием «китайская трава». Его привез боярский сын Василий Старков, который был послан с дарами к одному из западно-монгольских ханов. Русскому дипломату в обмен на соболей был буквально навязан довольно значительный запас чая - 64 кг. При дворе Михаила Федоровича напиток был испробован, понравился царю и боярам и позже вошел в употребление. В 1679 году был заключен первый договор на поставку чая из Китая. В царствование Алексея Михайловича русский посол в Китае Иван Перфильев вновь привез чай в Россию. Одним из первых настой чая попробовал придворный врач Самойлов Каллиис, не решаясь дать царю траву, которая не была указана в травниках того времени. В 1665 году, когда царь занемог животом, врач успешно использовал настой чая для лечения. А вскоре Китай посетило русское посольство во главе с Н. Г. Спафарием (Милеску), греком-переводчиком на службе Посольского приказа. В своем обстоятельном сочинении о Китае он не забыл упомянуть и о чае, отметив, что чай дает «доброе благоухание» и, "кoгдa привыкнешь, гораздо вкусно». Это способствовало распространению популярности напитка. . В 1674 году в Москву была завезена большая партия чая, который по этой причине был сравнительно дешев. Этот чай привезли из Пекина русские купцы, которые уже в то время совершали караванные путешествия в столицу Китайской империи. В 1686 году правительница Софья Алексеевна направила в Пекин для ведения пере говоров посольство Федора Головнина. Задача последнего состояла в том, чтобы в обстановке военных действий России с Цинской династией заключить мир и сохранить русские владения в Забайкалье и на Амуре. Трудные переговоры завершились подписанием Нерчинского мирного договора. После подписания Нерчинского договора 1689 года началась регулярная отправка в Китай русских казенных караванов. Но казенные караваны не интересовались чаем и меняли, как правило, меха на шелковые ткани. Поэтому торговлей чаем начало заниматься русское ·купечество. С развитием русско-английской торговли чай начинает поступать в Россию и через порты Балтики. В следующем, XVIII, веке чай по прежнему являлся предметом роскоши и стоил очень дорого - в 11 О раз дороже икры. Такая высокая стоимость чая была обусловлена небольшим объемом импортируемого экзотического товара. К концу этого века в Россию ежегодно ввозилось всего 335 тонн чая. Регулярная торговля России с Китаем началась лишь при Екатерине 1. Договор 1727 года, подписанный на реке Буре 13 , открыл новый этап русско-китайских отношений. Для складирования товаров и проведения меновой торговли Россия основала
город Кяхту, а китайцы на своей территории - город Майматчин (по-китайски «город купли И продажи»). После учреждения Кяхтинской ярмарки в 1763 году пограничная торговля начала бурно развиваться, что
быстро сказалось на росте поставок чая в Россию и на снижении его стоимости. Особенно процветала кяхтинская меновая торговля в январе и в феврале. Поскольку до 1855 года торговля с Китаем была исключительно меновой, то русские купцы, доставляли в Кяхту для обмена на чай главным образом пушнину, а также сукно, кожи, железные и чугунные изделия и другие товары. Чай ценился очень высоко. За два пакета чая русские купцы отдавали по соболю. Поэтому на обмен необходимо было вывезти из России большое количество товаров. Достаточно сказать, что в середине XIX века в Китай поставлялось 62% всех мехов, экспортируемых Россией" и это лишь частично покрывало расходы на чай. Тем не менее торговля чаем была очень выгодна царскому правительству, которое зарабатывало на нем
столько же, сколько получали китайские купцы. Меновая торговля в Кяхте происходила следующим образом. Сначала русское купечество получало от китайцев так называемые узоры - пробы чайной продукции от всех китайских поставщиков. Определив качество товара, русские купцы составляли секретное положение, то есть сравнительную оценку русских и китайских товаров.  Самым высшим качеством обладали так называемые цветочные чаи, называемые так из-за содержащихся в них типсов, nокрытых белым пушком. Цветочные и остальные чаи подразделялись на три сорта. В конце XVIII столетия китайцы поставляли в Кяхту зеленый чай более высокого качества, чем тот, который Европа получала из Кантона. В следующем веке в кяхте выменивался уже черный байховый и плиточный чай. Приобретенный чай проверялся в таможне, после чего ящики с ним обшивались выделанными шкурами
шерстью во внуmрь. Такие ящики с чаем назывались цuбuками. Их делали полуторными и квадратными. В полуторный цибик вмещалось 34-36 кг чая. А весь он с чаем, ящиком, свинцом и обшитый шкурами весил 50-55 кг. Квадратный цибик вмещал 24-26 кг чая, а полный его вес составлял 43-47 кг. Каждый верблюд перевозил четыре цибика, то есть 170-220 кг груза, в том числе 100-150 кг чая. Караванная торговля русских купцов с Китаем осуществлялась по нескольким маршрутам. Наиболее длительный и сложный из них пролегал по древнему шелковому пути от побережья Южно-Китайского моря через Ланьчжоу, Хами, Хотан, Яркенд, Кашгар, Коканл, Бухару в Оренбург .  Другой его вариант вел из Хами в Кульджу, Семипалатинск и далее по Иртышу в Тобольск. Однако большая часть товара доставлялась из Ханькоу, центра китайского чаеводства, в Пекин. Чай в столицу Поднебесной переправляли по рекам и морским заливам, перевозили на мулах и переносили носильщиками. Далее груз чая следовал в город Калган, расположенный у Великой Китайской стены на границе с Монголией. В Калгане велась меновая торговля, формировались караваны и чай везли дальше на север на верблюдах и бычьих упряжках. После обмена чая на русские товары предстоял не менее трудный и долгий его путь из Кяхты в центр России. Сначала чай перевозили по реке Селенга, Байкалу, по Ангаре до городка Енисейск на реке Енисей. Отсюда до реки Кеть груз перевозился по суше. Затем по реке Кеть он доставлялся до города Колпашево на реке Обь. После чего по рекам Обь и Иртыш достигал города Тобольска, бывшего главной перевалочной базой всей сибирской торговли. Из Тобольска чай везли на санях до реки Чусовая, а на следующее лето водой доставляли в Ирбит и В Нижний Новгород, на Макарьевскую ярмарку. Лишь затем чай привозили в Москву И в другие города. Путешествие из Москвы в чаеводческие районы юга Китая было опасным и сопряжено с многочисленными трудностями. Открытие в 1869 году Суэцкого канала существенно изменило ситуацию на мировом чайном рынке, в три раза ускорило время доставки грузов из Кантона в Москву (оно теперь составляло 60 дней) и вдвое удешевило чай. К 1875 году морской маршрут в значительной степени заменил сухопутные пере возки из Китая. Тем не менее последние не исчезли совсем, как можно было ожидать. Дело в том, что значительные партии чая доставлялись в Россию в обход таможни. По оценкам, в 1870 году, например, половина чая, потребляемого в России, бьша ввезена контрабандным путем через Кульджу или Майматчин. Вплоть до конца XIX века основная масса чая поступала в Россию через Монголию и Сибирь. Путь чая до Москвы составлял в общей ти почти 11 тысяч км и занимал около половины года (в один конец). Транспортные расходы на перевозку чая равнялись его цене, уплаченной
купцами на границе. Если учесть еще государственную пошлину со всего, что продается и покупается, составлявшую в среднем 25%, станет понятным, почему розничная цена чая в России бьша в 10-12 раз больше, чем в европейских странах (в сопоставимых ценах), и почему он был не по карману народу. Чай в России продавался на рынках, в простых лавках наряду с другими травами. Он очень быстро «демократизировался., .проник в низы». Это Произошло раньше, чем в Европе. Но при этом следует иметь ввиду, что чай в России был исключительно московским «городским» напитком. Вплоть до конца 18 века чай можно было при обрести лишь в Москве и на оптовых Ирбитской и Макарьевской ярмарках. На протяжении всего XIX века Москва оставалась если не единственным, то самым крупным рынком чая в России. Даже в столицу - Петербург - чай завозился из Москвы. До середины XIX века в Петербурге был лишь один специализированный чайный магазин: в то время как в Москве их насчитывалось свыше cто пятнадцати. Почти весь ввозимый в Россию до середины XIX века чай потреблялся в европейской части России 16 , причем львиную долю забирала Москва (более 55-60%), а остальное поглощали помещичьи усадьбы. Потребление чая в России было довольно высоким и неуклонно росло. Если в первое десятилетие XIX века в среднем ежегодно закупалось по 1200 тонн, то в 1850 году - уже 5760 тонн.
Чай составлял 95% китайского экспорта в Россию. Российская чайная торговля в XIX веке развивалась неравномерно. После окончания Крымской войны (1853- 1856 гг.) наблюдался всплеск ее активности, продолжавшийся, однако, недолго. Большой спрос на чай и высокая его стоимость способствовали широкому распространению фальсификации напитка. Причем делалось это достаточно ловко и совершенно беспардонно. Спитой чай (так называемые выпарки уже бывшего в употреблении чая) собирались половыми по харчевням и трактирам из лоханей, мест, где выкидывались и сливались
всевозможные нечистоты и объедки. Собранные таким образом выпарки очищали (выбирали кости, объедки и т. д.) обмывали, обливали сахарным (чаше паточным) сиропом и ставили в жарко натопленную печь. Там чайные листья еше больше распускались и завивались от жару (то есть как бы выпаривались, отсюда - выпарки), принимая вид, несколько похожий на прежний. Затем спитой чай смешивали с небольшой долей настоящего и предлагали посетителям. Надо отдать должное мастям - они беспощадно боролись с фальсификаторами: были известны фамилии многих из них и главные места фальсификации.
Высокая ввозная пошлина, взимаемая на чай в России, сильно тормозила развитие чайной торговли. Гораздо более низкие таможенные тарифы на чай в АНглии, а также первенство в морских делах способствовали превращению этой страны в самый крупный в мире рынок чая. В 1900 году, например, объем ввозимого сюда чая в 7 раз превышал показатель России. К 1912 году этот разрыв несколько сократился, хотя и оставался еше значительным (Англия превосходила Россию по импорту чая в 4 раза).
В пересчете на душу населения потребление чая в России в 1913 году составило 413 граммов, а в Великобритании почти 3 килограмма. При перевозке морским путем из Кантона в Одессу стоимость чая
уменьшились ненамного. Она тилась существенно лишь с появлением в 80-х годах XIX века Самаро Уфимской и Екатеринбурго -Транссибирской железных дорог. Завершение в 1916 году строительства Транссибирской железной 'дороги еще больше снизило иены на доставку чая. Железнодорожный транспорт, таким образом, продемонстрировал крупные преимущества, которыми он обладал по сравнению с другими видами транспорта. Так, стоимость пере возки грузов уже по первым железным дорогам была в 4-7 раз ниже, чем гужевым транспортом, и даже ниже стоимости пере возок по рекам
и каналам. Совершенствование транспортной системы самым непосредственным образом сказалось на импорте чая, закупки которого в Китае росли бурными темпами. Если в 1890 году на Россию приходилось 35% экспорта чая из Китая, то в 1900 - 48%, а в 1915 - уже 65%. В связи с вывозом чая из Индии и Цейлона европейские страны уменьшили свои закупки в Китае. Вместо них увеличила свои закупки
Россия. Увеличению потребления чая в России во многом способствовали появившиеся тогда статьи химиков, ботаников, врачей. Они доказывали полезность чая для организма человека, содействовали росту популярности этого напитка. Все это привело к тому, 'что С конца 80-х - начала 90-х годов чай
постепенно становился массовым национальным напитком. В 1886 году он был введен в русской армии в качестве одной из основных форм довольствия, а с середины 90-х годов уже указывается в договорах ремесленников с предпринимателями как одна из трех обязательных частей заработной платы (деньгами, харчами и чаем). В 20-х годах XIX века главная оптовая торговля этим продуктом перемещается на Нижегородскую ярмарку. Более сорока лет, до 60-х годов прошлого века, тон на ней задавали «чайники» - торговцы чаем. С середины 60-х годов район распространения чая начал существенно расширяться: он стал продаваться во многих городах - Полтаве, Одессе, Ростове, Самаре, Астрахани, Харькове и других.
Бьши организованы крупные чайные фирмы, оборот которых достигал миллионов рублей. Чай быстро вошел в быт, культуру, образ жизни русского человека. И в наши дни широко используется выражение «дать на чай» в смысле поощрить деньгами за какую-то 'небольшую услугу. А появилось это выраЖение во второй половине XIX века. Такое вознаграждение позднее получило название «чаевых '":':' ~x )laoa- ли официантам, горничным; гардеробщикам. Родившись в трактирной среде после отмены крепостного права, этот обычай, как отмечает В. В. Похлебкин, довольно активно стал вытеснять из обихода другой, ранее существовавший, - «давать на водку». «На водку» продолжали давать примерно до 70-х.годов, В основном ямщикам, а извозчикам в городе уже принято бьшо давать только «на чай». Естественно, «чаевые» По своим размерам были гораздо меньше подачек «на водку. В это же время вошло в обиход и
другое выражение, связанное с этим напитком - «чаи гoнять". Оно очень метко отображало пристрастие русского человека к чаепитию. к началу XIX века выработался российский чайный этикет. Законодателем «МОД» В потреблении чая была Москва. «Существует ли на земном шаре хоть один подобный город, в
котором чай играет такую же важную роль, как в Москве?» - спрашивал когда-то Н. Поляков. Замечательное описание московского чаепития в прошлом веке оставил А. и. Вьюрков в свoe 1 произведении «Друг семьи», которое хочется перечитывать снова и снова: «Чай москвичи пили утром, в полдень и обязательно в четыре часа. В это время в Москве в каждом доме кипели самовары. Чайные и трактиры были полны, и жизнь на время замирала. Пили его вечером; пили, когда взгрустнется; пили и от нечего делать, и «просто так». Пили с молоком, с лимоном, с вареньем, а главное - с удовольствием, причем москвич любил чай крепкий, настоящий  и горячий, чтобы губы жег. От жидкого чая, «сквозь который Москву видать», москвич деликатно отказывался и терпеть не мог пить его из чайника. Если
москвич, выпив десяток стаканов, отставлял стакан в сторону, это не значило еще, что он напился: так он делал передышку. А вот. когда он, опрокинув стакан вверх дном, клал на него остаток сахару и благодарил. это означало, что с чаепитием покончено и никакие уж тут уговоры не помогут. Во время чаепития москвич внимательно следил, как ему наливали чай. Если стакан наливали не доверху, гость тут же просил долить его, чтобы жизнь была полнее. Если самовар, потрескивая углями, «пел песни>о), суеверный москвич радовался: это к добру. Если же при прогоревших угольях самовар вдруг ни с того ни с сего начинал свистеть, москвич испуганно хватал крышку, прикрывал ею самовар и начинал трясти. Заглушив таким способом свист, москвич долго потом находился в тревоге и ожидании всяких неприятностей.  Самой плохой приметой считалось, если самовар распаяется. В этом случае обязательно жди беды». Чаем увлекались повсеместно.· В купеческой среде чаепитие осуществлялось с особым размахом. Купцы проводили за чайным столом долгие часы и, бывало, выпивали по двадцать чашек (<<чай по-куnечески»). Горячий чай был незаменимым средством, облегчавшим тяготы передвижения по дорогам России. На почтовых станциях чаем угощали как господ, так и ямщиков, поэтому самовары ставили и в «чистой» половине, и в ямщицкой. Зимой в дороге алкогольные напитки употреблять не рекомендовалось, так
как при больших морозах опьянение могло привести к трагедии, а чай бодрил, поднимал настроение.
Но попить чайку, будучи в дороге, можно было не только на почтовых станциях. Для этого применялась
специальная утварь - дорожный погребец. Он включал в себя, как правило, две чашки с блюдцами, две ложки, чайницу, чайник со спиртовкой, канистру Д)lЯ спирта, коробку Д)lЯ бутербродов, наконец, сам погребец. Такой сундучок был широко распространен в южных районах России, в среде степных помещиков;  совершать длительные поездки. К концу XIX века относится становление питейных заведений совершенно нового для России типа - чайных. По своим внутренним распорядкам, организации работы
они во многом повторяли английские чайные. Первые российские чайные появились в сельской местности в Тверской губернии во времена Александра 11. С первых же дней они были поставлены правительством в особые условия: для них была установлена минимальная арендная плата, очень низкий налог и «демократичный» режим работы. Чайные имели право начинать работу с 5 утра (когда трактиры еще бьши закрыты). Это вызвало большое недовольство хозяев трактиров, упрекавших власти в предоставлении чайным налоговых льгот. Чайные быстро завоевали любовь рабочего люда, особенно живущего в
бараках и общежитиях, и крестьян, приезжавших на базар, извозчиков, которые коротали время в ожидании седоков. В Петербурге первая чайная бьша открыта 28 августа 1882 года. Затем
появились они в Москве и в других городах России. Вначале их открывали на рабочих окраинах, вблизи крупных промышленных предприятий, потом появились они около рынков и стоянок извозчиков.
Как правило, в каждой чайной было по три комнаты (кроме кухни, посудомоечной и подсобных помещений). Хозяевам чайных разрешалось иметь «музыку') (граммофон) и бильярд. Почти во всех чайных имелись подшивки газет. А вот алкогольными напитками они не имели права торговать. Кипяток разрешалось подавать только в самоварах. К чаю подавали молоко, сливки,
хлеб, бублики, баранки, масло, колотый сахар. Вот как описывает смоленский краевед А Я. Трофимов одну из городских чайных конца минувшего столетия, которую содержало общество попечения о народной трезвости:«Это бьшо одноэтажное деревянное строение до 25 метров в длину: два зала, кухня, где повара готовили легкие закуски - блины, яичницу, мясные и рыбные блюда. Исстари наши кабаки и чайные
были не только питейными заведениями, но И своеобразными народными канцеляриями. Здесь за умеренную, а то и вовсе мизерную плату могли составить прошение, жалобу .:... любую бумагу. А писарями в кабаках и чайных «служили» бывшие мелкие служащие присутственных мест, коим пришлось
расстаться со с олом В казенном доме по причине неумеренноro пристрастия к горячительным напиткам. По вечерам в этом «писарском» зале через проекционный фонарь показывали зрителям «туманные картинки», беря за вход 1-3 копейки. Во втором зале царил дух гастрономии и чая. В ту пору чай пили ~парами», то есть за три копейки подавали на стол два чайника - один на другом. В нижнем - кипяток, в верхнем - заварка. За отдельную плату можно было заказать закуску по выбору»17. Чай подавали не только парам и (в двух чайниках), но и доливали кипяток из особых медных чайников, которые получили название «чайник - сбоку ручка.): у него был один длинный носик, позволявший подливать кипяток
из-за спины сидящих за столом. Характерной чертой большинства чайных явились длинные общие столы. Сидевшие за такими столами могли вести беседу, делится новостями. В XIX веке русские выработали
свой ритуал чаепития и свои рецепты приготовления чая. Из Сибири пришел обычай пить чай с сахаром вприкуску, или, как тогда говорили, сс угрызением.). К началу ХХ века Россия являлась одной из самых чая употребляющих стран мира. Обороты чайной торговли достигали нескольких сотен миллионов рублей в год. Среди самых известных чайных товариществ России были: «Высоцкий и КО: развеска чая.}, «с. Перлов», «Петр Боткин», «Караван», возникший на месте торгового дома «Вогау и КО», «Братья К. и С. Поповы», «Василий Перлов», «Медведев», «Климушкин». Самым видным чаеторговцем России была, видимо, династия купцов Губкиных. С 1840 года начал торговать чаем купец первой гильдии А. С. Губкин. Неуклонно руководствуясь девизом: Наилучший продукт по дешевой цене в любое время, в любом месте», - он добился значительного роста оборотной чайной торговли, что, в свою очередь, дало толчок
к широкому спросу на самовары, посуду, сахар, кондитерские изделия. После его смерти в 1883 году дело
продолжил внук, который в 1891 году учредил товарищество «Преемник Алексея Губкина Александр Кузнецов и Ко,>. Когда в 1895 году Александр Кузнецов прежде временно скончался, огромное дело продолжили его младшие братья и сестры. Фирма оборудовала чаеразвесочные фабрики в Москве, Одессе, Тюмени, а позже в Самарканде и Иркутске. Она имела собственные закупочные конторы в Китае, Индии, на Цейлоне, на острове Ява, в Лондоне. К 1916 году обороты товарищества достигли 65 миллионов рублей, что составило одну треть от всей продажи 'Чая в России".
Известная чайная фирма Петра Кононовича Боткина (1781-1853 гг.) сначала импортировала китайский чай
через Кяхту. а с 1830-х годов установила деловые контакты в Лондоне. В конце XIX столетия она стала ввозить чай из Индии и с Цейлона. Ее годовой баланс в первом десятилетии ХХ века достигал 1 миллионов рублей. В основном торговлей чаем занимался Прокопий Иванович рев (1774-1853 гг.) - патриарх российского купечества, владелец нескольких столичных чайных магазинов, известный филантроп. Торговый дом «Вогау и КО» являлся главным мировым поставщиком кирпичных чаев. В начале хх века фабрики по производству кирпичного чая были только в Китае: в Ханькоу и в Кьюкиане. Они находились исключительно в русских руках у компании «Вогау» и товарищества «Губкин-Кузнецов и КО». Товарищество «Караван» (так стал называться торговый дом «Вогау и КО» после переименования) владело пятью чайными магазинами в самом центре Москвы, складами в 26 крупнейших городах империи и развешивало продукцию в пяти городах. С 1787 года ведет свое начало компания «В. Перло в с сыновьями». В 1900 году она владела 88 магазинами по всей России, а ее ежегодный оборот составлял 16 миллионов рублей. Она снабжала чаем не только жителей Российской империи, но и ряда других стран - Румынии, Австрии, Черногории. Первая мировая война значительно стимулировала потребление чая.
Именно на эти годы пришелся максимальный импорт чая в Россию. В годы гражданской войны заготовкой, распределением и торговлей чаем в стране ведал Центрочай. Рабочие получали чай бесплатно, а представители буржуазии платили за него высокую цену. Несмотря на то, что в Российской империи не существовало территорий, пригодных для возделывания чая, с середины XIX века предпринимаются попытки по развитию собственного чаеводства. в 1814 году ботаник Н. А. Гартвис привез из Парижа и высадил в Никитском ботаническом саду в Крыму первый чайный куст. Однако началом чаеводства на
территории тогдашней России следует считать 1833 год, когда опыты по разведению чая начали вестись в Грузии. Чаеводством занимались энтузиасты, среди которых был князь Миха Эристави. Он побывал в Китае, вырастил чайные кусты и повторил китайскую технологию получения конечного продукта на своем небольшом участке в Гора-Бережаули. В результате из урожая своей плантации он получил первые образцы отечественного чая. Это вызвало настоящий фурор на Всероссийской выставке в Санкт- Петербурге в 1864 году. Пионером производственного чае разведения был отставной инженер-полковник русской армии А. А. Соловцов. В 1884 году он приобрел недалеко от Батуми, в долине реки Чаквис-Цхали, небольшой, в одну четверть десятины, участок земли, на котором и заложил чайную плантацию. Спустя десятилетие она значительно расширилась и к 1894 году насчитывала около трех тысяч кустов. За
свои труды энтузиаст-чаевод получил Большую золотую медаль. Заложенная им плантация явилась базой для создания одной из первых чайных фабрик страны. Много сделал для чае производства и один из крупнейших русских чаеторговцев К. С. Попов. Имея большое состояние, он вложил в это дело около миллиона рублей и, несмотря на ряд неудач, настойчиво продолжал опыты. В Китае ему были проданы невсхожие семена. Не привились и первые саженцы. Однако в 1892-1896 годах он сумел создать чайную плантацию и построил вблизи Батуми первую в нашей стране чайную фабрику, продукция которой получила Большую золотую медаль на Всемирной выставке в Париже. Несколько позже разведением
чайных кустов на Батумском побережье занялось Удельное ведомство. По его поручению русские ученые
В. Тихомиров и Н. Клинген предприняли поездку на Цейлон, Яву, в Китай и Японию, откуда они привезли
семена ценных разновидностей чайного куста. Начиная с этого времени культивирование чайного куста на Кавказе приняло более интенсивный характер. Однако большого размаха оно так и не достигло. К 1917 году общая площадь чайных плантаций в России бьmа незначительна и едва достигала 900 гектаров, сбор чайного листа составлял 550 тонн. Чайное сырье перерабатывалось на пяти полукустарных фабриках, производивших 130 тонн байхового чая. В 1901 году чайный куст стали культивировать на территории Краснодарского края, с 19 J 2 года - в Азербайджане.
Особо следует остановиться на появлении истинно русского - краснодарского чая. Заслуга в этом целиком принадлежит И. А. Кошману. Поработав в Чакве и изучив чайное дело, этот крестьянин-самородок решил
самостоятельно выращивать чай на самом севере субтропической зоны. С этой целью он основал в 190 1 году в селении Солох-Аул чайную плантацию площадью чуть более половины гектара. Несмотря на суровый климат и неверие окружающих, он через четыре года получил первый урожай и в 1906 году стал продавать свой чай. В 20-х годах в стране была принята государственная программа развития чайного дела. Во многих районах Грузии, а также в Азербайджане стали создаваться чайные плантации. В 1937 году на прилавках магазинов появился в продаже азербайджанский чай. С 1936 года начали производить
посадку чайных кустов в Краснодарском, а в 1948 - в Ставропольском крае РСФСР. Проводились опыты по
выращиванию чая в Закарпатье и Казахстане. Однако в промышленных масштабах чай разводили в традиционных районах отечественного чаеводства - в Грузии, Азербайджане, Краснодарском крае.
К концу 1970 года в СССР работало около 80 механизированных чае перерабатывающих фабрик. Только одна Грузия произвела в том году 95 тысяч тонн готового чая. В СССР путем планомерных работ по селекции и семеноводству впервые в истории чаеводства был создан ассортимент местных сортов-популяций грузинского чая. Помимо черного байхового, было освоено производство зеленого байхового, черного плиточного, зеленого кирпичного чая, разработаны и внедрены чаесборочные машины, механизированы процессы переработки чайного листа. Как итог, потребление чая с учетом собственного производства и разницы в экспорте-импорте составило 0,6-0,7 килограмма на человека в год. Пoлитические события конца 80-х - начала 9О-х годов и распад СССР привели к тому, что Россия из чаепроизводящей превратилась в страну, почти полностью зависимую от импорта чая.
23.12.2020

Возврат к списку